Зачем были нужны башни на сталинских домах и чем они всех пугали

Зачем в 1930-х годах в городах СССР на крышах домов стали строить кирпичные башни и почему на них было очень страшно.
Источник: РИА "Новости"

На некоторых многоэтажных домах, построенных в сталинскую эпоху, до сих пор сохранились странные башенки. У молодёжи с ними связано множество забавных легенд. Одна из них гласит, что во времена Сталина в каждой такой башенке сидело по наблюдателю НКВД, которые следили за порядком. Другая, — что в них раньше находился метеоролог. А третья гласит, что башни сделаны для автоматчиков, охраняющих объекты государственной важности. Но это всего лишь слухи. На самом деле башенки — часть боевой истории нашей страны.

Система защиты

Первая такая башенка появилась в Петрограде в 1918 году. Случилось это после Первой мировой войны, когда в 1916-м Германия предприняла попытку сбросить на город авиабомбы. К счастью, она не удалась. Дело было зимой, поднялась метель и вражеские дирижабли до Северной столицы России не долетели. Один сумел вернуться на аэродром, а второй упал.

Между прочим, немцы проделывали это с британцами и успешно бомбили Лондон. В 1915 году немецкий дирижабль LZ-38 сбросил на город 89 зажигательных бомб и 60 фугасов. Потери и разрушения на земле были невелики, однако англичан охватила паника — погибло 42 человека.

Досаждали Петрограду и немецкие аэропланы, которые иногда кружили над городом. Чтобы не повторить судьбу британской столицы, по просьбе военных архитекторы Москвы и Петрограда стали оснащать строящиеся дома наблюдательными пунктами.

Всё по плану

Но большая часть домов с башенками появилась в 1930-х годах. Страна готовилась отражать очередное нападение «преосвященных европейцев». Башенки должны были служить наблюдательными пунктами для бойцов воздушной обороны Москвы, Ленинграда и некоторых других городов. Для этого внутри каждой по периметру был устроен помост, а на некоторых башенках он был сооружён снаружи и оснащён перилами.

Возведение кирпичных башенок не было хаотичным. Оно велось по плану, разработанному на одной из закрытых кафедр Инженерно-строительного института Ленинграда. Каждый наблюдатель со своего пункта должен был просматривать определённую территорию, которая находилась в его зоне ответственности.

В мирное время в начале XX века башенки использовались пожарными как наблюдательные пункты. В бюрократической переписке их называли аббревиатурой ВНОС, что означало: воздушное наблюдение, оповещение и связь. Первое время башни действительно находились под контролем НКВД. А в военное время их называли башнями МПВО (местная противовоздушная оборона), на них стояли наблюдатели. Они смотрели, куда падали зажигательные бомбы, и оповещали группы гражданской обороны, которые выходили на место и тушили «зажигалки», закидывая их песком. Только за время Великой Отечественной войны в Ленинграде было возведено 180 башен МПВО.

Дежурство в башнях

Служили в МПВО в основном девушки, так как мужчины были на фронте. Например, в МПВО Москвы было 17 тысяч бойцов. Из них девушек и женщин — больше 90%. В первое время им не выдавали даже военной формы. На посту девушки стояли в гражданской одежде. За это кадровые военные прозвали их «местным полком весёлых оборванцев». Но у каждой был блокнот, бинокль и стационарный телефон. На некоторых башнях устанавливалась звукоулавливающая аппаратура.

Тысячи замерзающих, недоедающих студенток и школьниц сутками напролёт наблюдали за небом Москвы и Ленинграда по графику: два часа дежурство, четыре часа — отдых. С поста не уходили, даже когда были ранены осколками и истекали кровью. А если телефонный кабель рвался — тут же налаживали «живую» связь.

Налёты вражеской авиации и артобстрелы не прекращались ни днём ни ночью. И часто во время отдыха приходилось разбирать завалы и тушить зажигательные немецкие бомбы. Отдыхать было некогда. Единственное послабление, которое девушкам давали командиры, — это гражданский быт в казармах.

По воспоминаниям бойцов МПВО, стоять во время авиа- или артналёта на крыше было страшно. «Было очень страшно, а потом я привыкла», — вспоминала боец Ленинского района Ленинграда А. Семёнова, дежурившая на башне МПВО на доме № 29 по Измайловскому проспекту. А наблюдатель 330-го батальона МПВО Л. Михайлова, дежурившая на крыше дома № 128 по Обводному каналу, вспоминала, как обмерла от испуга её помощница: «Она стояла и тряслась. Снаряды ложились кругом, а она стоит и не может двигаться от страха. Пришлось мне вести наблюдение одной… А помощница потом привыкла».

Сейчас башенки уже не нужны — они выполнили свою функцию и обветшали. Но некоторые жители Москвы и Санкт-Петербурга помнят историю страны и стараются восстановить башенки в честь героических событий прошлого. Несколько лет назад проект обсуждался на одном из военно-исторических форумов активом дома № 6 Колпачного переулка города Москвы. А в Санкт-Петербуге такое решение уже принято. Возможно, самые значимые башни МПВО вскоре станут историческими достопримечательностями города.