Он написал хиты для «Тату» и Холзи. Кто такой Сергей Галоян?

Сергей Галоян написал большую часть репертуара для группы «Тату» в конце 1990-х и начале 2000-х. Проект давно закрылся, но его слава до сих пор не утихает. Сергей написал сингл Nightmare в стиле «Тату» для Холзи, а культовую песню «Я сошла с ума» в прошлом году перепела Оливия Родриго. Мы уверены: история Сергея способна не только вдохновить, но и подарить несколько ценных инсайдов о жизни, творчестве и успехе.
Источник: Соцсети

Давайте разбираться, в чем там дело и кто такой Сергей Галоян.

Вундеркинд, оказавшийся в нужном месте

Сергею Галояну было всего 17 лет, когда он присоединился к «Тату» как композитор. Но свой путь в музыке он начал еще раньше.

В отрочестве будущий музыкант брал уроки у известного гитариста и композитора Дмитрия Малолетова. Преподаватель отмечал, что у юноши был потенциал, но сожалел, что Сергей перестал развиваться как гитарист. Вместо этого в 14 лет он пошел в диджеинг и начал искать способы прославиться на всю Россию.

В интервью видеоблогеру и певице Любови Терлецкой Галоян вспоминал, что несколько его треков играли на станции «Радио 106.6». Кассеты с композициями ему помогала рассылать школьная подруга, у которой были влиятельные родители.

Позже отец одноклассницы дал Галояну номер Ивана Шаповалова — продюсера «Тату». Сергей встретился с ним и дал послушать кассету со своими записями.

Я позвонил этому Ивану, он показался мне странным. Он пригласил на встречу у «Макдоналдса» на Пушкинской. Я жил в Солнцеве и даже не знал, как туда доехать. Попросил друга меня довезти, сел к Ивану в машину, тот включил мою кассету. Послушал, достал какой-то свернутый листок. Разворачивает, говорит: «Как тебе?» Я читаю, а там какие-то: «Я сошла с ума, мне нужна она»…

Сергей Галоян

Шаповалов попросил юношу написать музыку к стихам. Сергей быстро придумал первую версию, но решил сразу ее не отправлять. Подумал, что нужно подождать, иначе Иван решит, что Галоян схалтурил.

Подумал, подожду неделю, потом позвоню. Так и вышло. Снова встречаемся на Пушкинской, он смотрит на результат и спрашивает: «А как петь?» Напеваю мотив, он соглашается на запись. Вот такие были первые встречи. Но Иван согласился работать просто потому, что ему не с кем было записывать материал. Он же был политическим пиарщиком, к музыкальному шоу-бизу вообще никакого отношения не имел.

Сергей Галоян

Песня «Я сошла с ума», музыку к которой создал Галоян, в итоге обеспечила группе награду «Стопудовый хит» от радио «Хит FM». За этим треком последовали синглы: «Нас не догонят», «Полчаса», «Покажи мне любовь». Все они вошли в альбом «200 по встречной» 2001 года, музыку для которого тоже писал Галоян.

Агентство «Интермедиа» сообщало, что спустя неделю после релиза CD-версия альбома стала второй самой продаваемой в России пластинкой и обогнала релиз Алсу — другой перспективной поп-звезды нулевых.

«Радует совершенно заслуженный успех “Тату”: эти две девочки не только у нас всех перекрыли, но и на Западе совершенно точно дадут всем жару. Уверен, что именно они, а не Алсу, станут самым грандиозным русским прорывом», — писал журналист «Известий».

Прогнозы оправдались: по всему миру было продано больше семи миллионов копий дебютного альбома. В Америке t.A.T.u — до сих пор самая популярная русская группа. Сергей позже признавался, что не понимал, в чем секрет такого грандиозного успеха.

Группа «выстрелила» благодаря совокупности факторов: тут и яркие образы Елены Катиной и Юлии Волковой, и грамотное продвижение. Но за музыкальную мощь в коллективе отвечал именно Галоян. По признаниям композитора, он работал с восемью песнями из девяти, притом пять из них были написаны с нуля.

«Мы всей командой трудились не ради денег, не ради славы, нам было просто прикольно вместе», — отмечал Сергей.

Сильная академическая база, глубокая погруженность в процессы и работа в удовольствие привели группу и Галояна к успеху.

Но там, где возникает слава, быстро появляются и те, кто хочет погреться в ее лучах за чужой счет.

Композитор в разладе с индустрией

Галоян своими силами добился мирового успеха, причем всего в 17 лет. Молодость и неопытность композитора играли на руку Ивану Шаповалову. Он хотел испортить репутацию Галояна и забрать его долю с роялти.

Так, накануне релиза «200 по встречной» у Сергея возникли разногласия с продюсером «Тату». Иван Шаповалов не заплатил Галояну за работу, а потом и вовсе убедил записать себя в соавторы музыки. Когда Сергей потребовал гонорар, его выгнали из коллектива.

Позже «Тату» выпустили диск с вкладышем, в котором говорилось, что Галоян похитил солисток и передал наброски песен пиратам. Сергей не растерялся и подал в суд на издателя альбома за клевету. Композитор выиграл дело, но вопрос об авторских правах решился уже после разбирательств. Сейчас Галоян указан в кредитсах альбома как создатель большинства аранжировок.

Несмотря на скандал, композитор все же помог «Тату» с работой над двумя песнями для второго альбома «Люди-инвалиды». Однако неприятности на этом не закончились. Музыку Галояна пытались украсть иностранные исполнители. Их песни были почти неотличимы от работ Сергея. Пришлось снова обращаться в суд.

Так, в 2011 году композитор обвинял в воровстве Канье Уэста и Кэти Перри из-за их трека «E.T.»: в песне Сергей услышал неприкрытый кавер на «Полчаса». Позже Галоян вспоминал, что ему не удалось отстоять права: продюсерский состав Кэти Перри обошел авторские ограничения и украл «всего» шесть нот песни из семи.

В 2016 году композитор разбирался с группой Good Charlotte. Галоян посчитал, что коллектив вставил мелодии из песен «Я сошла с ума» и «Нас не догонят» в треки Victims of Love и No Communication. Группа подписала как автора компанию Sony — с ней у Сергея есть контракт. Поэтому технически американская группа могла пользоваться его наработками.

В 2021 году Галоян заметил плагиат у Билли Айлиш. Ее песня NDA показалась композитору похожей на «Покажи мне любовь». Но в этот раз Галоян подавать в суд не стал.

Воровство музыки — лучшая форма признания. Западные звезды не скрывали восхищения мелодиями московского композитора и диджея. Впрочем, Сергей и сам хорошо понимал, на что способен, ведь он неоднократно работал с музыкантами первой величины.

Сонграйтер, который покорял иностранный рынок

В 2003 году, после разногласий с Шаповаловым, Сергей Галоян начал создавать ремиксы и писать песни для зарубежных звезд. Он переехал в Лондон, подписал контракт с BMG Music Publishing и построил свою студию.

«Собираюсь уехать на постоянное место жительства в Лондон, подписал сейчас контракт с лондонской компанией, которая занимается раскруткой, продвижением западных авторов. Я закончил ремикс для новой песни Дженнифер Лопес. Песня называется “I'm glad”. Следующая работа — для Селин Дион. Мадонна собирается исполнять мои песни», — говорил Галоян в интервью «Комсомольской правде».

Тогда же Сергей успел поработать с Китом Флинтом — фронтменом Prodigy: музыканты записали альбом Device #1, но не выпустили его из-за разногласий Флинта с продюсером Лиамом Хоулеттом. Чуть позже Галоян сделал ремикс на песню This Is The New Shit Мэрилина Мэнсона.

А дальше — написал музыку к одному из треков «Тату» из альбома «Веселые улыбки» и окончательно ушел в свободное плавание.

«Я уходил из коллектива три раза: забирал компьютер, вытаскивал винчестеры, говорил: “Все, Ваня, пока!” Но он словно каждый раз пытался в башку влезть, а когда ты не подготовлен, воспринимаешь это странным образом», — рассказывал Галоян в беседе с Терлецкой.

Расставание с «Тату» не сказалось на карьере Сергея. Он выпустил официальный ремикс для Джастина Тимберлейка и написал часть материала для англоязычного альбома Валерии Out of Control. Но в 2019 году Галоян так или иначе вернулся к раннему творчеству, когда готовил для Холзи трек Nightmare.

Изначально певица хотела взять в качестве семпла припев песни «Я сошла с ума». Ее команда даже связалась с Галояном, чтобы согласовать этот момент.

«Слушаю и понимаю, что звучит вроде бы прикольно, но ведь надо что-то новое. Мне говорят: “Специально хотим что-то в стиле “Тату”. Но мы [команда Галояна] себе в убыток предложили создать другой припев и в итоге выпустили не пережиток старого, а что-то в современном духе”, — отмечал Сергей.

С одной стороны, Галоян хочет двигаться дальше и писать новую музыку, а не до конца жизни зарабатывать на отчислениях с семплов. С другой — его репутация сложилась в первую очередь благодаря раннему успеху. Дальнейшие работы не смогли приблизиться к дебютнику «Тату» ни в плане цифр, ни в плане любви аудитории.

И тут возникает вопрос: а нужно ли Сергею снова разрывать мировую сцену?

Продюсер, который мог добиться большего

Хотел ли Сергей Галоян двигаться дальше или надеялся развивать успех «Тату»? С ходу понять трудно.

Галоян отправился на международный рынок и достиг там многого. Он сотрудничал с Флинтом, Тимберлейком, Холзи. Попутно создал свой лейбл. Казалось бы, отличная возможность двигаться дальше. Но вместо этого — заигрывание с прошлым, мини-альбом Sargas. На обложке — Катина и Волкова в сценических образах. В клипе — аниме-версия тех самых образов.

Может сложиться впечатление, что талантливый композитор застыл в раннем творчестве и не может окончательно его отпустить. Оказался кем-то вроде актера одной роли. В киносреде так говорят об артисте, которого публика полюбила за конкретный образ и теперь не готова воспринимать иначе.

С подобным столкнулись Дэниел Рэдклифф в ситуации с Гарри Поттером и, например, Дженнифер Кулидж, которую долгое время знали только как маму Стифлера. Большой успех принес им славу и деньги, но в то же время отбросил тень на последующие проекты. Чтобы вернуть себе имя и стать не просто Гарри Поттером или мамой Стифлера, а разноплановым и интересным актером, нужно приложить много усилий.

Именно так поступил в свое время Роберт Паттинсон, которого долго знали исключительно по роли Эдварда Каллена из «Сумерек». На несколько лет он почти завязал с мейнстримным кино и появлялся только в радикальных авторских лентах. Паттинсон снимался у Клер Дени, братьев Сэфди, Брейди Корбета, Роберта Эггерса. Возможно, вы слышали о ком-то из них, но не знаете всех. В этом и была задумка Роберта — состояться в другом кино, полностью изменить вектор карьеры.

Сергей вроде бы и двигался в сторону чего-то иного, пытаясь сменить амплуа, но раз за разом возвращался к теме «Тату». Возможно, его устраивает присутствие в тени — группы, лейбла, других артистов. Ему просто не нужно из нее выходить.

Обычно, когда к человеку приходит успех, он стремится его масштабировать: выходить на новый уровень, захватывать новые ниши. Причем способов сделать это много, и они сильно отличаются друг от друга.

Например, The Weeknd в 2012 году выпустил знаменитую трилогию микстейпов: House of Balloons, Thursday и Echoes of Silence — и тем самым полностью изменил современный R"n"B. Эйбел Тесфайе привнес в жанр мрак, чувственность и меланхолию — сегодня бóльшая часть R"n"B звучит так. Но этот звук сформировал именно Эйбел 11 лет назад.

The Weeknd понадобилось выпустить еще один альбом, чтобы понять, что славы R"n"B-артиста ему недостаточно: его амбиции были шире.

В 2015 году The Weeknd выпустил новый релиз. Beauty Behind the Madness был большой поп-пластинкой — именно на ней The Weeknd переформатировал свою карьеру. Если раньше он был революционным артистом в R"n"B-нише, то сейчас он один из главных музыкантов планеты.

Другой сценарий: после покорения музыкальной вершины артист начинает покорять те, что находятся рядом. Именно так получилось со Скриптонитом.

В 2015 году рэпер выпустил концептуальный дебют «Дом с нормальными явлениями», который изменил рэп-игру и вошел в топы лучших релизов года по версии The Flow и Rap.ru. Затем за 2017 год выпустил еще три пластинки: полный хитов «Праздник на улице 36» и дилогию «Уроборос»: «Улица 36» и «Зеркала».

Эффекту, который произвели эти альбомы, можно посвятить отдельную большую статью. Главное — что нужно понимать: «Уроборос» стал пиком Скриптонита. После него было ощущение, что он уже все сказал и сделал. То же чувствовал и сам Адиль Жалелов, поэтому начал активно осваивать другие пространства.

Исполнитель организовал Gruppa Skryptonite, в которой начал играть совсем другую музыку. Запустил медиа, продюсировал шоу про баскетбол и открыл свой лейбл.

Кажется, что Сергей Галоян мог пойти по любому из этих двух путей — например отказаться от наследия «Тату» и полностью сконцентрироваться на карьере диджея или попытаться закрепиться на американском рынке и продюсировать больших артистов для США. Но зачем? Почему нужно постоянно бежать за успехом?

Что, если душа требует другого и, чтобы остаться собой, нужно наконец-то остановиться, выдохнуть и спокойно заниматься тем, что приносит удовольствие? Тем более, когда вопрос денег закрыт на долгие годы.

История Сергея Галояна учит слушать себя и искать свой путь там, где, казалось бы, все возможные сценарии давно существуют. Потому что самые важные отношения — с самим собой. И ими никогда не стоит жертвовать ради коммерческого успеха или грандиозной карьеры.